Я стар
Silent Town
Весь мир жанра Horror - видеоигры, кино, литература
Survival Horror, Action Horror, Horror Adventure, Visual Novel, Thriller

Главная Форумы Творчество Рассказ — Операция «Silent Storm»

В этой теме 2 ответа, 2 участника, последнее обновление  Karl_Ruprecht_Krönen 21.08.2013 в 12:15.

  • Автор
    Сообщения
  • · #28417
    ответить

    Любопытное произведение. Жду продолжения. И, да, 4-я глава заканчивается словом «прож». Видимо обрезано.

    · #28531
    ответить

    естве маяка. Вокруг никого не было. Шмидт спрятал лодку под причалом и осмотрелся. На берегу возвышалась зловещая громада какого-то здания. Вероятно отель или чьи-то частные владения. Что бы это ни было, дорожка от причала вела именно туда. Шмидт ступил на неё и быстро пошёл вперёд. Порыв ветра бросил ему под ноги газету. Шмидт машинально поднял её. Первое, что бросилось ему в глаза, была дата: 09.05.1973.

    5. Заложники времени

    Крёнен заканчивал осмотр зала для служб. Несмотря на то, что его забросили уже достаточно давно, здание было в хорошем состоянии. Строили на века. Фанатизм при всех своих отрицательных качествах имеет и целый ряд положительных. В том числе – полную самоотдачу. Крёнен усмехнулся. Их убеждения уже служат его делу. И вполне смогут послужить ему ещё. Главное – найти подходящих людей. Желательно детей и желательно близнецов.
    Ильза прошлась вдоль берега. Из-за тумана и ветра было промозгло. И ради этого она отказалась от уюта лаборатории в Заксенхаузене! Ильза передёрнула плечами. Она перевела взгляд на чуть покрытые пеной волны, бившиеся о берег. На них покачивалась стеклянная бутылка. Самая обычная бутылка, вероятно из-под кока-колы. Что-то заставило девушку подойти вплотную к кромке воды и выловить бутылку. На этикетке в графе «дата выпуска» стояли цифры: 13.02.1973.

    ***

    «Мир празднует тридцатилетие Великой Победы над фашизмом…» — далее шли фотографии с комментариями к ним. Шмидт дважды перечитал заметку. Сомнений быть не могло: Третий Рейх пал, миссия провалена. Шмидт помотал головой, ущипнул себя. Ничего не изменилось. Неужели это не дезинформация? Неужели он действительно попал на тридцать лет вперёд? Неужели страны, ради которой он жил, больше не существует? Как такое вообще могло произойти?! Проклятые девчонки! Следовало оставить их в том монастыре! А ещё лучше пристрелить для гарантии! – Шмидт упал на колени и залился слёзами бессильной ярости, лупя кулаками по гравию дорожки.
    — Нет! Нет! Это не может быть правдой! – Шмидт погрозил кулаком небу. – Кто-то ответит мне за это! Я не оставлю это так! Я!.. – он умолк. Истерический припадок закончился. Оберстгруппенфюрер вытер лицо и поднялся на ноги. Что делать теперь? Теперь, когда нет ни Фатерлянда, ни Фюрера. Когда ни осталось ничего, чему он служил. Шмидт перевёл взгляд на озеро. В его глазах вспыхнул недобрый огонь.
    — Пусть будет так! Теперь, когда Гитлера больше нет, я стану новым Фюрером! Четвёртый Рейх поднимет голову из пепла этого мира, когда я завершу миссию, начатую мной тридцать лет назад! И я буду рейхспрезидентом и рейхсканцлером! – он зашагал к зданию. На его лице не было ни следа бушевавших минуту назад эмоций.

    ***

    Крёнен заканчивал осмотр помещений для духовенства. Те, кто покидал этот храм, определённо планировали в него вернуться: ритуальные предметы и облачения были на своих местах, полки были заполнены тронутыми тленом книгами. Представив, какой запах должен здесь стоять, Крёнен в очередной раз порадовался, что носит противогаз. Вероятно, здесь была храмовая библиотека. Впрочем, почему была? Профессор взял с полки книгу в обложке багрового цвета. Но открыть её он не успел.
    — Карл! У нас, как бы это сказать… У нас проблема… — срывающимся голосом окликнула его Ильза.
    — Что за проблема? – Крёнен обернулся.
    — Посмотри на это! – Ильза поднесла к его глазам выловленную из озера бутылку и осветила этикетку. – Ты видишь дату выпуска?
    — От опечаток никто не застрахован, Ильза. – с деланным спокойствием произнёс Крёнен.
    — Думаешь, это всего лишь опечатка? – Ильза едва не выронила бутылку.
    — Этого я не говорил. Я всего лишь предположил. Но если исходить из радиоперехватов, это не опечатка. Это – правда. Но если это правда, то мы знаем слишком мало, чтобы принимать решения о дальнейших действиях.
    — И что ты предлагаешь?
    — Я предлагаю дождаться Йохана. В любом случае, если мы действительно перенеслись на тридцать лет вперёд, то это лишь подтверждает мою теорию. А это значит, что я смогу повторить эксперимент в условиях, при которых смогу его контролировать. Мы сможем вернуться в прошлое и закончить нашу миссию, Ильза. А может быть Фатерлянд и так выиграл войну, и мы сможем спокойно вернуться домой, чтобы продолжить исследования.
    — Ты так спокойно об этом говоришь…
    — В-первую очередь, Ильза, я – учёный. Я не могу позволить эмоциям взять надо мной вверх. К тому же мы не знаем, что творится в мире. И пока мы этого не узнаем, я не вижу повода для волнений.
    — Хорошо, дождёмся твоего друга. – Ильза поставила бутылку на столик у стены. – Но, Карл, что если Германия пала? Что если всё то, чему мы служили, низвергнуто и растоптано варварами?
    — Я же сказал, мы сможем это исправить. – без особой уверенности в голосе произнёс Крёнен. – Помоги мне осмотреть библиотеку, Ильза. Думаю, мы найдём здесь что-нибудь полезное.
    — Хорошо, Карл, но думаю, нам стоит готовиться к худшему.

    ***

    Шмидт подошёл к зданию. Похоже, это действительно отель. Дверь оказалась не заперта. Стоило Шмидту войти, как тут же нарисовалась горничная.
    — Что вы здесь делаете? Я не припоминаю вас среди постояльцев отеля.
    — Мисс, я вас тоже не припоминаю, но при этом не ставлю под сомнение ваш статус обслуживающего персонала. – с лёгким оттенком раздражения в голосе ответил Шмидт. – Вы можете принести мне сегодняшнюю газету? Или мне придётся жаловаться администрации на уровень обслуживания в «Лейквью»? – надменно закончил он, глядя на бейджик оппонентки.
    — Извините, мистер… — смутилась та.
    — Кауфманн. – спокойно ответил Шмидт. – Доктор Майкл Кауфманн.
    — Извините за беспокойство, мистер Кауфманн. Сейчас я принесу вам газету…
    — Доктор Кауфманн. – прервал её Шмидт. – Что-нибудь, освещающее мировые новости.
    — Хорошо. – горничная поспешила в фойе отеля. Шмидт не спеша направился следом за ней.
    В фойе было немноголюдно. Но Шмидт обратил внимание не на людей, а на музыкальный автомат, стоявший точно напротив входных дверей. Шмидт подошёл к нему и включил. Фойе наполнилось приятной, но простоватой мелодией.
    — Ваша газета, доктор Кауфманн. – окликнула Шмидта горничная.
    — Ваши чаевые, мисс. – самозваный доктор протянул ей однодолларовую купюру.
    — Вы военные запасы что ли откупорили? – недоумённо пробурчала девушка, удаляясь.
    Шмидт мрачно убрал бумажник. Возраста купюр он определённо не учёл. А это вполне может стать причиной провала. Купюрам, согласно датам на них, по тридцать с лишним лет, а они вон как сохранись. И как это объяснять? Впрочем, многие ли станут задавать подобные вопросы? Сорить деньгами, по крайней мере, пока, всё равно нельзя, так что волноваться ещё рано. Сейчас нужно разобраться с положением дел в мире. Шмидт развернул газету.
    Это оказалась «The Wall Street Journal». Одной из главных новостей выпуска была авиакатастрофа в СССР, произошёдшая после попытки нейтрализовать воздушного террориста. Дата не оставляла сомнений: 17.05.1973. Согласно остальным материалам выходило, что побеждённую Германию разделили на две части, каждая из которых превратилась в одну из стран двух противостоящих друг другу блоков. Внутри Шмидта всё заклокотало. Он смял газету и швырнул в корзину для мусора.
    — Что, дурные новости? – обратился к нему швейцар.
    — Более чем. – сквозь зубы процедил Шмидт.
    — Бывает. – швейцар улыбнулся. – Но во всём плохом есть что-то хорошее.
    — Это я и так знаю. Вы не могли бы рассказать мне, что творится в городе? – Шмидт недвусмысленно похрустел купюрами.
    — Не знаю, интересно это вам или нет, но в центральном районе города выставлено на продажу здание больницы. Хорошая частная больница с самым современным оборудованием, но её владелец почему-то выставляет её на торги. Бетси, кажется, назвала вас врачом…
    — Да, мне это интересно. – Шмидт протянул швейцару однодолларовую купюру. – А теперь не могли бы вы организовать мне телефонный разговор с владельцем больницы?
    — Никаких проблем. – швейцар улыбнулся ещё шире и жестом поманил Шмидта за собой.

    Добавлено (18.02.2011, 22:10)
    ———————————————
    6. Новая надежда

    Карл Рупрехт Крёнен завершил осмотр помещений храма и вернулся в библиотеку. Из хорошо сохранившихся книг интерес представляли лишь три – «Багровый Том», «Жёлтый Том» и «Потерянные Воспоминания». Первые две книги представляли собой две религиозные доктрины, столь же схожие, коль и различные, а вот третья была похожа на летопись, описывающую историю этих мест. Летопись, написанную сторонним наблюдателем. Словно она писалась сама по себе. Без участия людей. Её профессор отложил напоследок и начал чтение с «Багрового Тома». Никто и ничто не отвлекало его, и он успел прочитать всю книгу.
    Вдруг дверь библиотеки распахнулась. Крёнен обернулся. На пороге стоял высокий брюнет в сером деловом костюме. Из рукавов профессора выскочили клинки, но он узнал Йохана Шмидта.
    — Какие новости на большой земле, Ганс?
    — Не самые радостные. Мы действительно попали в будущее. Причём в то будущее, которого не должно быть.
    — Что ты имеешь в виду?
    — Рейх проиграл войну. А этого не должно было случиться!
    — Значит, Ильза не ошиблась… Как бы эта новость не убила её… Впрочем, мы всё ещё можем всё исправить. Если найдём новых подопытных.
    — А теперь о хорошем. Я приобрёл широкопрофильную больницу в центральном районе города. Думаю, нам стоит перенести наш штаб туда и развернуть там твою лабораторию.
    — Да, Йохан, это удачная идея. Жаль только, что экипаж подлодки успел всё разгрузить.
    — Смогли разгрузить, смогут и загрузить. Кстати, что будем делать с ними?
    — Считаешь, что им не стоит знать, что происходит?
    — Им ни в коем случае нельзя узнавать, что происходит. Для меня правда стала тяжелейшим потрясением. Ты сомневаешься в Ильзе. Что уж говорить обо всей этой матросне? Им придётся умереть. Всем.
    — Тебе не кажется, что это уже перебор, Йохан?
    — Цель оправдывает средства, Карл. А наша цель оправдает любые средства.
    — Знаешь, Ганс, я боюсь, у нас есть ещё одна проблема.
    — И какая же?
    — Видишь ли, если мы сумеем вернуться в сорок третий и осуществить эксперимент, то это приведёт к весьма неприятному временному парадоксу.
    — Какому ещё парадоксу?
    — Если мы сумеем добиться наших целей в сорок третьем, то в семьдесят третьем нам ненужно будет возвращаться в сорок третий, чтобы осуществить добиться наших целей.
    — Сам-то понял, что сказал.
    — Представь себе, понял.
    — В таком случае, я не вижу иного пути, кроме как провести эксперимент, не пытаясь вернуться в прошлое.
    — Что ты имеешь в виду, Ганс? Уж не хочешь ли ты получить власть над миром единолично?
    — Именно, Карл! Именно! Этот мир достоин такого Фюрера, как я! И он его получит.
    — Йохан, при всём моём уважении, я не уверен, что…
    — Если эта твоя подсознательная энергия смогла перебросить нас на тридцать лет вперёд, да так, что мы не постарели ни на секунду, то и абсолютную власть она мне дать сможет! Ты что-то говорил о том, что местные сектанты пытались вызвать бога. Я и стану этим богом! Ты сделаешь так, чтобы я получил всю его силу! Я – Красный Череп! Лучший человек Третьего Рейха. А это значит…
    — Йохан, не увлекайся. Ты получишь силу и власть. Но только при условии, что я получу материал для эксперимента. Надеюсь, ты понимаешь, что сам по себе этот город не даст тебе того, что ты хочешь.
    — Превосходно понимаю, Карл. Именно поэтому мы отправляемся немедленно. Больница называется «Алхемилла». Боюсь, нам придётся слегка её перепланировать. И для этого понадобится помощь местных. Думаю, сектанты подойдут лучше всего. Нам стоит искать материал для твоих опытов в их среде.
    — А вот здесь ты прав, Йохан. Они действительно подходят для наших целей лучше, чем кто-либо. Вот только так ли уж легко будет вступить с ними в контакт?
    — Этим займётся Ильза. А пока собирай то, что ты счёл ценным. Думаю, скоро наши люди закончат погрузку оборудования.
    — Ты отдал им приказ ещё до разговора со мной?
    — Естественно. Но Ильзе сегодняшнюю дату сообщишь, или подтвердишь именно ты. Хорошо?
    — Да, Йохан.

    ***

    Ильза Хаупштайн встретила Крёнена за дверями библиотеки. По взгляду своей ассистентки он понял, что она уже знает всё.
    — Ты подслушивала нас, Ильза? – вопрос прозвучал как утверждение.
    — Да, Карл. – в глазах женщины стояли слёзы. – Неужели всё было напрасно? – её голос дрожал.
    — Нет, Ильза. Не напрасно.
    — Но всё пропало! Рейха больше нет! Фюрера больше нет! Всё, чему мы служили, растоптано низшими расами! Или я не права?!
    — Мы всё ещё можем исправить всё это.
    — И ты позволишь своему дружку стать новым Фюрером?
    — Ильза, пойми, мы всё равно уже не сможем исправить прошлое без самых неприятных последствий. Йохан прав: нам нужно двигаться дальше. К тому же, он был правой рукой Фюрера. Он сможет заменить его.
    — Да как ты смеешь?!.
    — В первую очередь, я – учёный. Политика меня волнует ровно настолько, насколько она вмешивается в науку. Третий Рейх создал идеальные условия для развития науки. У меня была лучшая в мире лаборатория, неограниченные ресурсы и полное отсутствие каких бы то ни было этических и моральных ограничений. Йохан предоставит нам всё это. А что до идеологии, весьма сомневаюсь, что его политика будет существенно отличаться от политики его непосредственного руководителя и фактического создателя. Так что нам стоит помочь ему в его начинаниях. Ты поможешь нам?
    — Да, Карл. – в голосе Ильзы уже не было ни следа бушевавших только что эмоций.
    — Вот и отлично. Помоги мне забрать из библиотеки те книги, которые представляют для нас ценность.

    ***

    Шмидт стоял на берегу и смотрел в туман. К нему подошёл Вилленброк.
    — Herr оберстгруппенфюрер, подлодка готова к отплытию!
    — Превосходно, Herr капитан. Мы сможем подойти к берегу незамеченными?
    — Думаю, да. Темнеет, да и туман сгущается. Если в городе не слишком бурная ночная жизнь, нам ничто не угрожает.
    — Тем лучше. – Шмидт поднялся по трапу вслед за капитаном.
    «U-2320» медленно отошла от берега и, ускоряясь, направилась в надводном положении в сторону центрального района города. Расчёт капитана Вилленброка оказался верен: ночная темнота и туман надёжно скрыли корабль от чьих-либо глаз. Вскоре она вошла в фарватер реки и замерла неподалёку от разводного моста. По суше до больницы было около километра.
    Впрочем, эту проблему помог решить припаркованный возле моста старенький грузовик. Для перевозки оборудования потребовалось всего четыре рейса.
    Шмидт и Вилленброк мрачно посмотрели на подлодку.
    — Боюсь, нам придётся затопить её, Herr капитан. Или вы желаете вместе с командой ждать моей команды на островной базе?
    — Думаю, я предпочту озёрную базу. – обречённо произнёс Вилленброк.
    — Боюсь, что я не могу позволить вам этого, Herr капитан. Вы и ваша команда нужны мне здесь. Подвал больницы нуждается в серьёзной перепланировке. Придётся затопить подлодку.
    — Прямо здесь?
    — Да. Думаю, глубины хватит, чтобы она не мешала судоходству. Всё равно по этому озеру ходят одни речные трамвайчики.
    — Я понял ваш приказ, Herr оберстгруппенфюрер. Я исполню его. – Вилленброк медленно поднялся на борт корабля. Пару минут спустя вода вокруг подлодки вскипела. Корабль медленно погрузился в мутную реку, чтобы уже никогда не всплыть. Шмидт раздражённо посмотрел на люк, ожидая появления Вилленброка, но тот, очевидно, решил умереть вместе со своим кораблём. Шмидт выругался и сел за руль грузовика. Следовало избавиться и от машины. Отсутствие заграждений на берегу реки подсказало самое простое решение. Шмидт включил зажигание, зажал газ и отправил машину следом за подлодкой на дно реки. Теперь оставалось одно – вернуться в «Алхемиллу».

    · #11397
    ответить
Просмотр 3 сообщений - с 1 по 3 (из 3 всего)

Главная Форумы Творчество Рассказ — Операция «Silent Storm»

Для ответа в этой теме необходимо авторизоваться.